Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке

С полным текстом доклада можно ознакомится по ссылке


Комментарии доклада Банка России «Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке» (ноябрь 2019), опубликованном для общественных консультаций.

Можно приветствовать инициативу Банка России, решившего опубликовать для консультаций доклад на тему «Подходы Банка России к развитию конкуренции на финансовом рынке» (далее – Подходы к развитию). По нашему мнению, проблемы конкуренции сегодня являются очень актуальными и острыми для российского финансового рынка. Хотелось бы надеяться, что и обсуждение данного документа будет публичным (о публичном характере обсуждения Подходов к развитию заявлено в последнем абзаце стр. 4 доклада) . Вероятно, стоило бы на сайте Банка России в сети «Интернет» опубликовать не только сами Подходы к развитию, но и все поступающие на данный доклад комментарии. Это – принятая практика в работе регуляторов финансового рынка разных стран, позволяющая точнее оценить содержание проблем и пути их решения.

Основываясь на этих соображениях, мы решили опубликовать наш комментарий на страничке сайта Лаборатории анализа институтов и финансовых рынков в РАНХиГС и будем рады, если предоставится такая же возможность их публикации на страничке сайта регулятора.

Наши комментарии состоят из двух частей. Сначала обсуждаются наиболее актуальные проблемы Подходов к развитию, а во второй части  приводятся ответы на некоторые, поставленные авторами доклада конкретные вопросы по тексту.

Можно признать, что за последние два года на внутреннем фондовом рынке произошло много важных позитивных событий, тем не менее, в данном материале мы в большей мере затрагиваем проблемы и ищем пути их решения.

Основные проблемы конкуренции на российском финансовом рынке, связанные с Подходами к развитию, можно свести к следующему перечню.

1. Сама тема конкуренции на финансовом рынке является очень важной. Сегодня наблюдается концентрация ключевых финансовых услуг в 4-х крупных банках, три из которых являются государственными, и один – частным. В октябре 2019 г. на их долю приходилось 52% брокерских счетов клиентов и 79% ИИС. Вокруг этих банков с участием государственных органов создаются эксклюзивные экосистемы, позволяющие добиваться нерыночных преимуществ в доступе к потенциальной клиентской базе, в них концентрируются денежные активы граждан, данные организации препятствуют полноценному проникновению независимых финтех компаний на внутренний рынок, например, путем массовой скупки таких компаний.

Проблемы монополизации рынка финансовых услуг негативно отражаются на их потребителях. Внедрение банковских платформ и экосистем вопреки международной практике часто не сопровождается с переходом на открытую архитектуру продаж инвестиционно-финансовых продуктов потребителям. Уровень издержек в сфере банковских, страховых и инвестиционных продуктов на внутреннем рынке является неконкурентоспособным по сравнению с глобальным рынком. Ни один из крупных банков не смог стать конкурентоспособным на иностранных рынках финансовых услуг, поэтому происходит процесс переориентации даже внутренних частных инвесторов на иностранные ценные бумаги,  а также на услуги  иностранных финансовых  посредников.  Серьезные дискуссии в обществе вызвали ряд инициатив регулятора в части категоризации инвесторов и их прав на приобретение тех или иных продуктов.

Ситуация усиления доминирования на внутренних финансовых рынках нескольких банковских групп известна в академической литературе. В своей статье 2003 г. американские экономисты Раджан и Зингалес (Rajan R., Zingales L. (2003) The great reversal: the politics of financial development in the twentieth century. Journal of financial economics. Vol. 69, issue 1, pp.5-50) обстоятельно исследовали последствия выпадения той или иной страны из глобальной экономики и финансового рынка. В такой ситуации резко повышается влияние тех или иных групп интересов, в данном случае концентрируемых вокруг государственных банков в ущерб справедливой конкуренции. Противостоять данному процессу можно лишь открывая рынок для глобальных конкурентов, которые приносят на внутренний рынок конкуренцию, современные технологии и стандарты профессиональной деятельности.

О том, какие меры необходимо принимать в такой ситуации мы поговорит дальше в пункте 8 настоящих комментариев. Однако заметим, что, по нашему мнению, даже Банк России в будущем вряд ли сможет эффективно противостоять лоббизму крупных банковских групп в случае, если сегодня он не предпримет действенных мер по восстановлению здоровой конкуренции на рынке финансовых услуг.

2. Основной проблемой содержания Подходов к развитию, по нашему мнению, является то, что авторами доклада не предложено действенных изменений в правила регулирования финансового рынка, направленных на поддержание конкурентной среды. Несколько упрощая ситуацию, представляется, что центральным инструментом воздействия на сложившуюся ситуацию с конкуренцией на рынке финансовых услуг эксперты Банка России выбрали прямое вмешательство центрального банка в рыночные отношения практически в качестве очередного государственного банка —   «поставщика финансовых услуг», предусмотренного на стр. 3 Подходов к развитию (например, система быстрых платежей Банка России является поставщиком услуг в сфере расчетов, а планируемый «маркетплейс» — поставщиком услуг по продаже инвестиционно-финансовых продуктов, то есть тех услуг, которые в регулировании многих стран призваны оказывать так называемые «инвестиционные платформы»). Например, на стр. 14 Подходов к развитию в качестве мер реакции Банка России на ограничения предложений для потребителей прописана реализация таких коммерческих проектов как Запуск Цифрового  профиля  гражданина,  Запуск  Системы  быстрых  платежей,  а  также  проект «Маркетплейс».

Вместо регулятора Банк России практически превращается в участника рынка, что само по себе несет за собой огромные риски.

3. Можно лишь приветствовать стремление разработчиков Подходов к развитию трансформировать нынешнюю практику in-house продаж инвестиционно-финансовых продуктов банками и брокерами при высоких транзакционных издержках клиентов в практику открытой архитектуры продаж в сочетании с низкими комиссиями, а также то, что проблемы конкуренции предполагается решать в рамках современной цифровой экономической среды. Однако предложенные механизмы решения  различных проблем являются  недостаточными,  а  в  ряде  случаев  несут  высокие  риски  монополизации деятельности тех или иных платформ (сетей), создаваемых при участии государственных структур.

Это связано с неоправданно узкими трактовками в докладе понятий «конкуренции на финансовом рынке» и «платформы (сети)».

На стр. 2 Подходов к развитию конкуренция на финансовом рынке определяется как «соперничество между поставщиками финансовых услуг за потребителя». Ориентируясь далее на понятие «поставщиков финансовых услуг», под которыми, видимо, понимаются финансовые посредники и физические лица (в Подходах к развитию не мешало бы объяснить, кто такие физические лица, которые вправе предлагать финансовые услуги. Создание подобных правовых неопределенностей несет существенные риски потребителям финансовых услуг, например, имевших место в деятельности пирамиды MMCIS, где нелицензируемые физические лица осуществляли услуги по доверительному управлению активами клиентов коммерсант), оказывающие разного рода финансовые услуги, конкуренция на финансовом рынке в докладе сводится лишь к соперничеству межу теми, кто оказывает те или иные финансовые услуги. Аналогичным образом сформулировано понятие конкуренции во введении на стр. 4, а также в первом разделе на стр. 5 Подходов к развитию.

По нашему мнению, подобное понимание в Подходах к развитию «конкуренции на финансовом рынке»  является  недопустимо  узким. Конкуренция на финансовом рынке имеет место не только между финансовыми посредниками, но и между производителями финансовых продуктов, то есть эмитентами ценных бумаг, банками и другими финансовыми организациями, предлагающими клиентам свои депозиты, страховые полисы, структурные продукты, паи ПИФов и другие инвестиционно-финансовые продукты (далее – производители финансовых инструментов). Также финансовая конкуренция включает конкуренцию между инфраструктурными решениями – теми же платформами (сетями), упоминаемыми в докладе, биржами и торговыми системами.

Ограничительный подход к пониманию конкуренции на финансовом рынке в Подходах к развитию ведет к искусственному сужению круга тех инструментов и институтов, которые могут использоваться (и активно используются в мире) для поддержания конкуренции на финансовом рынке. Например, «платформа (сеть)» может использоваться для поддержания конкуренции между финансовыми посредниками: в Великобритании Starling Bank заключает договоры с разными инвестиционными платформами и позволяет владельцам счетов, открытых в данном банке, приобретать разные финансовые продукты в разных платформах, с которыми у банка есть соглашение. То есть здесь разные посредники конкурируют за клиентов Starling Bank.

Однако более распространенными на глобальном финансовом рынке являются так называемые D2C платформы (Direct to Consumer), созданные крупными финансовыми посредниками (Charles Schwab и Ameritrade, Fidelity Investments, Robinhood, Hargreaves Lansdown и массой других организаций в разных странах мира), работающие на принципах открытой архитектуры продаж. В D2C платформах тоже присутствует конкуренция — между разными производителями финансовых инструментов за инвестора. Именно данные платформы сыграли наибольшую роль в формировании сбережений частных инвесторов во всем мире.

Есть и другие типы платформ, создаваемые финансовыми организациями, в частности, B2B (Business to Business) платформы, когда взаимодействие между финансовой организацией и потребителем (частным инвестором) осуществляется не напрямую, а через сеть независимых инвестиционных консультантов (НИК) с фидуциарными стандартами деятельности (лидерами в создании таких платформ являются четыре структуры: Charles Schwab, Fidelity Investments, Ameritrade и Pershing Advisor Solutions – дочерняя структура BNY Mellon. Интересным современным вариантом создания такой платформы является проект сети независимых консультантов компании Betterment и управляющей компании Dimensional Fund Advisors, когда один из лидеров отрасли робо-эдвайзоров создал специальную платформу для независимых инвестиционных консультантов, где инвестиционные советы дают люди). В B2B платформах конкуренция осуществляется между инвестиционными консультантами за услуги для частных инвесторов. В настоящее время подобные платформы являются одной из наиболее эффективных и динамично растущей моделью оказания услуг по инвестиционному консультированию на фидуциарной основе.

Ориентируясь на популярную на европейском финансовом рынке классификацию инвестиционных платформ, создаваемая в настоящее время при участии Банка России платформа, называемая «маркетплейс» будет совмещать в себе функции D2C и B2B платформ. По отношению к части потребителей, открывших счета у ее оператора, она будет выполнять функции D2C платформы, а по отношению к посредникам (лицензируемым финансовым посредникам и физическим лицам, оказывающим финансовые услуги) – роль B2B платформы. По нашему мнению, здесь возникает, по крайней мере два риска: нарушения конкуренции между платформами (сетями) из-за избыточной государственной поддержки одной из сетей, а также навязывание всем участникам рынка лишь одной из моделей организации платформ, к тому же еще не прошедшей апробации на практике.

Исходя из вышеотмеченного, сформулируем следующие предложения к понятийной части Подходов к развитию и к последующим разделам доклада.

1) Сформулировать более современные определения понятия платформы (сети), распространяющееся на всех участников финансового рынка: потребителей, посредников и производителей финансовых инструментов, и включающее разные разновидности подобных платформ.

2) Сформулировать определения для разных моделей платформ (сетей): B2B, B2C.

За основу предлагаемых дополнений можно взять идеи и формулировки доклада о состоянии рынка инвестиционных платформ, опубликованного финансовым регулятором в Великобритании — Financial Conduct Authority (FCA)(FCA (2018). Investment Platforms Market Study. № MS17/1.2, стр. 12). Инвестиционные платформы являются сервисом, который обеспечивает доступ потребителей к инвестиционным продуктам третьих лиц. Платформы позволяют потребителям (инвесторам) и инвестиционным консультантам покупать, продавать, удерживать и управлять инвестициями. Платформы могут отличаться друг от друга глубиной и спектром предлагаемых продуктов и услуг. Некоторые из них предлагают услуги, специально предназначенные для инвестиционных консультантов (B2B платформы для консультантов), другие — для конечного потребителя (D2C платформы). Платформы могут быть специализированными или частью более широкого предложения финансовых услуг.

3) Отдельную часть Подходов к развитию необходимо посвятить конкуренции между платформами, в частности таким вопросам как переключение инвестиций потребителей между платформами, издержкам потребителей, ограничениям недобросовестных      практик      продаж,      стандартам      деятельности      независимых инвестиционных консультантов. При написании данного раздела могло бы быть полезным обстоятельное  исследование  проблем  конкуренции  между  инвестиционными платформами, опубликованное финансовым регулятором в Великобритании (FCA (2019). Investment Platforms Market study. Final Report. № MS17/1.3).

4) «Маркетплейс» должен рассматриваться как одна из платформ, участвующих в конкуренции на финансовом рынке. Однако, учитывая аффилированность данного проекта с Банком России, необходимо отдельный раздел Подходов к развитию посвятить проблемам управления конфликтами интересов Банка России как регулятора и участника данного коммерческого проекта.

4. Рисунок 2 (на стр. 10) об ориентирах для движения к целевому состоянию конкурентной среды. В разделе о потребителе, влияющем на предложения, необходимо уточнить что низкие барьеры переключения относятся не только к услугам поставщиков, но и производителей финансовых инструментов и платформам. Также в разделе 4.2 на стр. 11 издержки переключения должны рассматриваться не только в контексте поставщиков, но и платформ и производителей финансовых инструментов. Также на стр. 14 необходимо предусмотреть реакцию Банка России на барьеры переключения между платформами и производителями финансовых инструментов.

В части, посвященной проконкурентной среде, на рис. 2 целесообразно добавить: прозрачность публичной информации, необходимой для принятия инвестиционных решений.

5. На стр. 12 Подходов к развитию речь идет об инфраструктуре Цифрового профиля гражданина. В данном случае, вероятно, речь идет о каком-то важном государственном проекте, не имеющем прямого отношения к конкуренции на рынке большинства инвестиционно- финансовых продуктов. Не ясно, зачем нужна такая система, кроме случая организации довольно специфического рынка банковских депозитов в маркетплейс. Не понятно, является ли добровольным участие граждан в этой системе.

Еще более серьезным является вопрос о рисках обеспечения сохранности личных данных в такой системе. Более того, в СМИ можно прочитать серьезную его критику со стороны представителей спецслужб (cnews.ru).

Предлагается исключить первые два абзаца два абзаца из текста стр. 12 Подходов к развитию.

6. При описании примеров недобросовестных практик продажи финансовых продуктов на стр. 12-13 доклада, вероятно стоило бы привести какие-либо описания рисков и недобросовестных практик продажи инвестиционно-финансовых продуктов, а не только случаев из сферы расчетов.

7. Последний абзац на стр. 13, второй абзац сверху на стр. 14. Полностью согласны по поводу необходимости надлежащего информирования потребителей финансовых услуг. В связи с этим хотелось бы напомнить, что Банком России до сих пор не выпущено ни одного нормативного акта, посвященного составу и содержанию публичной финансовой отчетности НПФ и ПИФов.

8. В подходах к развитию содержится масса вполне разумных подходов к выявлению отклонений  от правильного  конкурентного поведения  участников и  принятию  мер  по воздействию на них. Однако основным подходом по изменению сложившейся ситуации в целях защиты интересов потребителей финансовых услуг избрана не регуляторная и правоприменительная модель, а операционный подход воздействия на участников рынка с помощью реализации Банком России за счет собственных средств и иных ресурсов таких проектов как Маркетплейс (стр. 18 доклада), Цифровой профиль инвестора (стр. 19), систему быстрых платежей и др. (в этот перечень можно добавить проект Администратора пенсионных накоплений в ГПП и ИПК). Критикуя собственные экосистемы крупных банков на стр. 19 Подходов к развитию, Банк России стремится создать фактически собственную экосистему, к которой в полной мере можно отнести все недостатки, высказанные им же самим по отношению к другим банкам.

По нашему мнению, такой операционный подход в сфере конкуренции на финансовом рынке не ведет к решению проблем доминирования на рынке 4-5 государственных банков, а лишь создает новые проблемы. Другие крупные банки не откажутся от своих платформ и экосистем, поскольку они уже существуют и являются частью философии банков по обеспечению конкурентоспособности своей деятельности. Более того, видя практику создания тех же маркетплейс и пенсионного администратора за счет административного ресурса Банка России эти банки получают новый стимул по более активному использованию собственного административного ресурса для целей нерыночной конкуренции.

Мы еще пока не знаем финансовых моделей деятельности маркетплейс, пенсионного администратора, системы быстрых платежей и других проектов в условиях убыточности деятельности Банка России в последние годы, но очевидно, что практика формирования тарифов соответствующих услуг и привлечения финансирования за счет сметы Банка России в деятельности указанных структур будет нерыночной, искажая сигналы конкуренции.

При этом те направления развития рыночной конкуренции, которые относятся к сфере регулирования и правоприменения в Подходах к развитию прописаны либо предельно общими фразами, либо совсем отсутствуют. В связи с этим мы все же постараемся перечислить те направления развития конкуренции на финансовом рынке, которые активно используются в практике регуляторов других стран, но практически не прозвучали в рассматриваемом докладе.

1) Учитывая растущее влияние платформ в продажах финансовых инструментов и продуктов, необходимо выработать специальный подход к регулированию конкуренции между платформами. Именно такой подход по развитию конкуренции на финансовых рынках реализуется FCA в Великобритании, которая, изучив работу конкретных платформ в стране, предложила конкретные меры по более полному обеспечению интересов потребителей финансовых услуг и усилению конкуренции между платформами. По нашему мнению, идея инвестиционных платформ очень правильная  – это переход к открытой архитектуре продаж финансовых продуктов. Финансовый регулятор должен стимулировать создание таких платформ как можно большим числом финансовых посредников, а не препятствовать конкуренции, сосредотачиваясь на построении собственной платформы в условиях жесткого конфликта интересов. В Подходах к развитию нет ничего о конкуренции платформ,  более  того,  нет  ничего  о  более  активном  использовании  действующими финансовыми посредниками принципов открытой архитектуры продаж финансовых продуктов.

По нашему мнению, реализация проекта маркетплейс ставит под сомнение объективность Банка России как регулятора конкуренции на рынке финансовых услуг.

2) Одной из ключевых проблем продаж инвестиционно-финансовых продуктов в России  является  доминирование каналов  продаж  через  крупные розничные банки.  По нашему мнению, это является одним их главных факторов недопустимо высоких издержек частных инвесторов и навязывания потребителям высоко маржинальных сложных финансовых  продуктов. Создание квази-государственного  маркетплейса не решает  эту проблему, он не сможет эффективно конкурировать с уже действующими инвестиционными платформами банков, потому что создается коллективом, не имеющим практического опыта в реализации подобных проектов в бизнесе, не учитывает роли посредников в продажах, и потому, что для крупных банков наличие собственной инвестиционной платформы является неотъемлемой частью получения доходов от привлечения клиентов.

Как показывает опыт других стран – одним из способов выстраивания конкурирующих с банками каналов продаж финансовых продуктов является финтех. Довольно  обстоятельный  обзор  ситуации  в разных  странах  с  финтехом  содержится  в докладе BIS (2019) Report on open banking and application programming interfaces, где Россия отнесена к группе стран, до сих пор не определившихся в том, как здесь будет происходить переход к Open banking.  За последние 3-4 года в мире, и особенно в Европе внедрение Open banking идет очень быстро, а в России до сих пор нет известных частных проектов использования данного стандарта для создания альтернативных каналов предоставления финансовых и расчетных услуг.

На рисунке ниже приводится схема BIS о позиционировании разных стран в сфере Open banking, а в Подходах к развитию об этом ключевом направлении развития конкуренции на финансовых рынках сказано лишь в нескольких фразах общего характера (см. первый абзац на стр. 18).

 Схема подходов к регулированию Open banking в разных странах в 2019 г.

Конечно, проблема поддержания независимых финтех компаний на внутреннем финансовом рынке является сложной во многих странах. Например, на днях Wall Street Journal рассказала о том, как сложно идет продвижение услуг финтех компании PayPal Holdings Inc. в США из-за сопротивления крупных банков. Но регулятор строго следит за тем, чтобы интересы потребителей финансовых услуг по использованию их счетов в банках через сервисы финтех компаний строго соблюдались (Hayashi Y. Venmo Glitch Opens Window on War Between Banks, Fintech Firms. WSJ-online. Dec.
14, 2019).

Другой пример: в Бразилии конкурирующая с крупнейшими банками частная инвестиционная платформа по оказанию услуг в сфере управления активами и инвестиционного консультирования XP Inc. уже сейчас обслуживает на внутреннем финансовом рынке 1,7 млн частных инвесторов со стоимостью активов 83 млрд долл. В конце 2019 г. она провела четвертое по стоимости привлечения инвестиций IPO на американской бирже NASDAQ получив от инвесторов на рынке почти 2 млрд долл.

На фоне реальных достижений независимого от банков финтеха на многих финансовых рынках отсутствие таких проектов на внутреннем российском рынке заставляет задуматься о качестве его регулирования. При этом данный вопрос практически не отражен в рассматриваемом докладе.

3) Внутренний финансовый рынок не привлекает крупнейших управляющих компаний в мире в форме совместных предприятий. Наоборот,  после кризиса 2008 г. наблюдался массовый исход иностранных банков с внутреннего рынка финансовых услуг. Качественные изменения российского фондового рынка за последние два года позволяют надеяться, что проблема более активного привлечения нерезидентов вполне решаема. В качестве примера можно привести создание совместного предприятия   крупнейшей американской компанией Vanguard Group и китайской финтех компанией Ant Financial Services  Group,  которая  управляет  популярным сервисом онлайн-платежей  Alipay,  для оказания сберегательных услуг мелким инвесторам с начальным взносом 113 долларов.

Опыт многих стран показывает, что приход на внутренний рынок финансовых услуг дочерних компаний мировых лидеров в сфере финансовых услуг помогает созданию альтернативных каналов продаж финансовых продуктов и продвижению высоких стандартов профессиональной деятельности на внутреннем финансовом рынке.

4) Важным направлением развития конкуренции на внутреннем финансовом рынке является соперничество между производителями финансовых инструментов. В настоящее время серьезным фактором, сдерживающим развитие услуг инвестиционных консультантов, является недостаток надежных финансовых инструментов с низкими комиссиями. Такими инструментами являются ETFs крупнейших управляющих компаний в мире. Они обеспечивают глобальную диверсификацию вложений, характеризуются очень низкими комиссиями за управление, простотой и экономичностью их приобретения на иностранных фондовых биржах.

По непонятным причинам данные инструменты сегодня не обращаются на российских фондовых биржах, по словам участников рынка, из-за отсутствия разрешения со стороны Банка России. В результате внутренние инвесторы вынуждены приобретать данные инструменты на иностранных биржах через российских и зарубежных брокеров.

По нашему мнению, включение данных инструментов в листинг российских бирж могло бы помочь создать реальную конкуренцию тем высоко маржинальным инструментам, которые сегодня навязываются потребителям через банковские каналы продаж. Также это помогло бы стимулировать российские управляющие компании к перестройке их деятельности в целях снижения комиссий за управление и продажи паев ПИФов и других финансовых инструментов.

5) Усиление конкуренции между производителями финансовых инструментов на внутреннем рынке, в том числе за счет его открытия через российские фондовые биржи для наиболее надежных зарубежных ETFs, сделало бы экономически привлекательной для внутренних финансовых организаций – поставщиков финансовых услуг модель бизнеса, предполагающую осуществление продаж финансовых инструментов на основе открытой архитектуры через собственные и независимые инвестиционные платформы. В настоящее время многие финансовые инструменты разных компаний от ПИФов до более сложных финансовых продуктов мало отличаются друг от друга по размерам комиссий и инвестиционным параметрам, что во многом делает непривлекательной модель продажи продуктов разных производителей.

6) Стимулирование открытой архитектуры продаж и инвестиционных платформ предпочтительнее начинать не с экзотических решений в виде платформ по продаже банковских депозитов и страховых продуктов, а с более простых решений, например, выдачи-погашения паев открытых ПИФов. Это позволило бы сделать более популярными простые и низко маржинальные продукты и защитило бы частных инвесторов от неудачных вложений в отдельные выпуски акций и облигаций напрямую.

7) В самом верхнем абзаце на стр. 18 Подходов к развитию Банк России написал, что он будет стремится стимулировать появление игроков, внедряющих инновационные решения. Аналогичным образом можно было бы предложить реализовать такую меру как стимулирование появления инвестиционных платформ B2B с сетью независимых инвестиционных консультантов, работающих на фидуциарных стандартах. Бизнес модель организации подобных платформ крупными финансовыми организациями вполне реально изучить на примере реализации соответствующих проектов создания сетей независимых финансовых консультантов компаниями Charles Schwab и Fidelity Investments.

Публичное обсуждение данных проблем с другими участниками рынка может позволить выявить массу иных направлений совершенствования регулирования финансового рынка с точки зрения создания благоприятных условий для рыночной конкуренции.

Ответы на вопросы для обсуждения, поставленные в Подходах к развитию.

Раздел  1  (стр. 5):

1. Согласны ли вы с тем, что результаты конкуренции зависят от установленных на рынке правил?

Результаты конкуренции зависят не только от правил, но и других факторов, например, эффективности правоприменения.

2. Для какой конечной цели, по вашему мнению, регулятор должен развивать конкуренцию?

Развитие конкуренции должно способствовать ориентации деятельности производителей и поставщиков финансовых услуг на потребности инвесторов и потребителей финансовых услуг. Однако другой важной целью развития конкуренции на финансовом рынке является рост конкурентоспособности и потенциала национальной инфраструктуры и финансовых посредников. На любом национальном рынке потребности потребителей можно в значительной мере удовлетворить за счет часто более качественных и экономически эффективных финансовых услуг нерезидентов. Однако, вероятно, более разумно стимулировать приход крупных зарубежных компаний на внутренний финансовый рынок через механизмы совместных предприятий для роста потенциала и компетенций национальных финансовых посредников (характерный пример: объявленный декабре 2019 г. в Китае проект создания совместного предприятия для обслуживания сбережений массового частного инвестора на внутреннем рынке Китая между китайской компанией Ant Financial Services Group, которая управляет популярным сервисом онлайн-платежей Alipay, и одной из крупнейших управляющих компаний в мире – Vanguard Group.)12.

Раздел  2 (стр. 7):

1. Какие еще особенности финансового рынка должен учитывать Банк России при постановке целей и задач по развитию конкуренции?

Дополнительно можно выделить следующие особенности:

— внутренний рынок финансовых услуг носит преимущественно закрытый характер для глобальных финансовых компаний, что неизбежно усиливает разные группы влияния в финансовой сфере, заинтересованные в извлечении административной ренты;

— уникальность внутреннего рынка финансовых услуг заключается в том, что на нем присутствуют банки и разные небанковские финансовые организации, что предполагает учет специфики регулирования на рынке финансовых услуг для разных организаций с разной природой рисков;

— в силу исторических причин мегарегулятор является носителем конфликтов интересов, которыми необходимо эффективно управлять.

2. Существуют ли, по вашему мнению, какие-либо меры, которые могли бы обеспечить быстрое и существенное улучшение конкуренции на финансовом рынке, при этом не нанеся ущерба потребителям финансовых услуг?

Простых решений для быстрого и существенного улучшения конкуренции вряд ли существует. В качестве мер, над которыми целесообразно работать, можно выделить следующие:

— открытость внутреннего финансового рынка для внутреннего и глобального финтеха, введение экономических ограничений скупки финтех компаний крупными банками;

— полномасштабное развитие Оpen banking и распространение его на депозитарные счета (счета депо) в депозитариях;

— более активное открытие внутреннего рынка финансовых услуг для нерезидентов (например, допуск к обращению на российских биржах ETFs крупных иностранных компаний, стимулирование создание совместных предприятий с самыми эффективными финансовыми компаниями на глобальном рынке);

— приоритетность создания платформ и открытой архитектуры продаж для наиболее простых и низко маржинальных инвестиционных продуктов для частных инвесторов (паев ПИФов, unit-linked products и др.);

— подключение Сбербанка к системе быстрых платежей Банка России;

— принятие более строгих стандартов брокерской деятельности, предусматривающих использование открытой архитектуры продаж финансовых продуктов;

— ограничение практики недобросовестного использования личных данных граждан в экосистемах финансовых организаций;

— развитие конкуренции между биржами на внутреннем финансовом рынке;

— ускоренное развитие B2B платформ для независимых инвестиционных консультантов, работающих по фидуциарным стандартам деятельности, помогающих ограничить продажу финансовых продуктов с высокими комиссиями и рисками для частных инвесторов;

— устранение ограничений для инвестиций портфелей пенсионных накоплений и сбережений в иностранные финансовые активы.

Более подробно часть из этих направлений раскрыта в п.8 настоящих комментариев.

Раздел  3 (стр. 9):

1. Понятно ли вам такое описание целевого состояния конкурентной среды?

В названии рисунка 1 данного раздела доклада не понятно, к чему относится фраза «Банком России». Видимо, пропущено какое-то слово. В целом данное описание целевой среды, по нашему мнению, является узким. На этом рисунке нет производителей финансовых инструментов. Не ясно, кто включается в понятие «поставщиков финансовых услуг», входят ли туда финансовые посредники, институциональные инвесторы, биржи, платформы?(вероятно, на стр.3 Подходов к развитию стоило бы дать полный перечень типов финансовых организаций, включаемых в понятие «поставщики финансовых услуг»).

2. Что бы вы добавили в описание целевого состояния или убрали из него?

Стоило бы добавить следующее:

— в большой серой ячейке предусмотреть, что получают в результате конкуренции производители финансовых инструментов;

— в разделе «финансовый рынок» предусмотреть, что доверие формируется за счет достижения баланса интересов производителей финансовых инструментов, поставщиков, платформ, потребителей и регуляторов.

Раздел  4 (стр. 15, 17 и 21 ):

1. Какие еще барьеры переключения на других поставщиков финансовых услуг Банку России необходимо принять во внимание при реализации своей политики по развитию конкуренции?

Наличие скрытых издержек потребителей при приобретении тех или иных финансовых продуктов;

Отсутствие открытой архитекторы продаж инвестиционно-финансовых продуктов; Непрозрачность   публичной   информации   о   доходности,   риске,   бенчмарках, издержках и структуре активов портфелей НПФ и ПИФ;

Наличие агрессивной рекламы инвестиционно-финансовых продуктов;

Отсутствие категоризации инвестиционного-финансового инструмента по доходности и риску;

Издержки при переключении между платформами и между финансовыми инструментами разных производителей.

Исключить упоминание маркетплейса как способа вмешательства Банка России.

2. Должен ли регулятор занимать активную позицию в отношении барьеров для выбора и смены поставщика потребителями финансовых услуг? Имеет ли смысл в таких случаях использовать административные меры, в том числе прямые ограничения, в частности по тарифам?

Регулятор должен занимать активную позицию при продажах высоко маржинальных продуктов с высоким уровнем риска потребителям, тем более если это не сопряжено с достаточной информированностью данных потребителей об этих свойствах продуктов.

Необходимы независимые рейтинги продавцов финансовых продуктов, отсутствующие в настоящее время.

Целесообразно следить за внутренними процедурами финансовых организаций, регламентирующими порядок продаж финансовых продуктов, и их соответствиями требованиям законодательства и профессиональных стандартов деятельности.

3. Какие еще нерыночные источники конкурентных преимуществ Банку России необходимо принимать во внимание при реализации своей политики по развитию конкуренции?

Преимущества, установленные в силу закона.

4. Какие еще элементы функционирования рынка, по вашему мнению, могут являться важными составными частями про конкурентной среды?

Конкуренция между инвестиционными платформами.

Устранение провалов в раскрытии публичной информации о НПФ и ПИФах.

Установление стандартов продаж, не допускающих преимущественную продажу клиентам высоко маржинальных продуктов собственного производства.

Раздел  5 (стр. 31):

1. Считаете ли вы важным, чтобы Банк России публично раскрывал свое видение баланса целей по ключевым проектам?

Возможно.

2. Должна ли цель развития конкуренции быть приоритетом или подчиненной другим целям деятельности Банка России?

Нет ясного мнения.

С уважением,

Александр Абрамов

Зав. лабораторией анализа институтов и финансовых рынков ИПЭИ РАНХиГС.

Свои вопросы и комментарии вы можете отправлять на личную или рабочую электронную почту, а так же отправлять через форму расположенную ниже (ваши комментарии в блоге появляются после модерации).